Поиск по гидам

Аредов

Арсений

Багаутдинов

Айрат

Быков

Евгений

Голицына

Татьяна

Григорьева

Ксения

Денисова

Татьяна

Дербенева

Елена

Дзюба

Елена

Дуднев

Александр

Ермолин

Александр

Задирко

Екатерина

Зарецкая

Маргарита

Клюев

Андрей

Козис

Владимир

Копысов

Дмитрий

Кузнецов

Сергей

Набойченко

Лилия

Никитина

Мария

Паршина

Дарья

Степанова

Мария

Тимофеев

Дмитрий

Тутушкин

Андрей

Москва глазами инженера

Инженерные экскурсии и мастер-классы.

Айрат Багаутдинов

2018-07-23

7 ярких примеров современной московской архитектуры

Молочный дом

«Молочный дом» в Бутиковском переулке

Вслед за Скоканом на Остоженку пришли и другие яркие архитекторы. Юрию Григоряну в 2002 году удалось создать здесь эталон элитного жилого дома. В «Молочном доме» архитектор стремился совместить респектабельность классики и динамизм современной жизни. Однако, русская архитектура уже оказывалась в такой ситуации – в 1920-30-е годы, когда в эпоху бурного развития новой страны надо было строить жилье для новой, партийной элиты. И дом Григоряна получился очень похож на важное произведение советского ар деко – дом Ленсовета на Карповке.

Плавным изгибом фасада дом обнимает небольшой сквер перед ним. Это классический прием – вспомните Шереметьевскую богадельню (ныне «Склиф» на Сухаревской площади) или Казанский собор в Петербурге. Плавные очертания фасада, облицовка полированным камнем – все это приемы ар деко, придающие зданию изящество и шик.

Дом поставлен на ножки – однако они скрыты за зеркальным стеклом сплошного витража. Так воплощена мечта авангарда о том, чтобы преодолеть силу тяжести и поднять дома в небо.

Архитектор: Юрий Григорян (Бюро «Меганом»)

Год: 2002

Дом Патриарх

Дом «Патриарх»

Среди всех произведений современной московской архитектуры, дом «Патриарх», кажется, вызвал наибольшее количество споров. Одно это говорит о его неординарности. С Ермолаевского переулка и Малой Бронной улицы он смотрится плохонькой стилизацией под доходные дома начала века: штукатурные фасады, облицованный камнем цоколь, тяги, пилястры, карниз.

Однако подлинный его образ раскрывается с дальних ракурсов. Над многоэтажным корпусом возвышаются конструкция, похожая одновременно и на церковные шпили эпохи барокко, и на башню Татлина. Однако спирали в архитектуре в конечном счете восходят к Вавилонской башне. Москва – это Вавилон. И с 2002-го года у нее есть своя башня.

Архитектор: Сергей Ткаченко, Олег Дубровский (Архитектурная мастерская Сергея Ткаченко)

Год: 2002

Римский дом

«Римский дом»

Стиль Михаила Филиппова – это мистификация истории. Он создает архитектуру страны, которой не было. Его «Римский дом» во 2-м Казачьем переулке снаружи прикидывается добротной «сталинкой». Однако внутри него располагается круглый двор с обильным декором, как в палаццо Фарнезе в городе Капрарола. А в центре двора, вместо газона или беседки – руины греческого толоса (так назывались круглые в плане античные храмы).

Так Филиппов и мистифицирует историю Москвы, добавляя ей лишние 1500 лет возраста и итальянское происхождение. Что ж, это не такая уж голая мистика. Вспомним знаменитое «Москва – третий Рим». Или тот факт, что крупное каменное строительство в Москве начали в 15-м веке итальянцы.

Архитектор: Михаил Филиппов (Мастерская Михаила Филиппова)

Год: 2005

БЦ Белая Площадь

БЦ Белая площадь

Любая из «пешеходных улиц» бизнес-центра «Белая площадь» упирается в храм Святого Николая у Тверской заставы. Так и хочется воскликнуть: «Вот он – след средневековой Руси! Узкие улочки, старинный белокаменный храм». Если бы не одно «но». Храм построили в духе русского модерна (отсылающего нас к былинным временам) и освятили только в 1921-м году – уже при Советах.

В связи с юным возрастом храма улицы здесь не могли бы сложиться так, чтобы подчеркнуть его значение. Их траекторию придумал архитектор Борис Левянт при строительстве бизнес-центра, мистифицируя историю района. Вдобавок, фасады здания составлены из зеркального стекла, которое почти в любом ракурсе отражает храм. Так что складывается ощущение, что комплекс из трех небоскребов «пришел на поклон» к маленькой церковке.

Кстати о фасадах. Если окна выполнены из зеркального стекла, то простенки между ними украшены лопатками, облицованными полированным натуральным камнем. Вкупе с плавными очертаниями углов и высотной композицией это напоминает нам торговые и деловые центры эпохи ар деко, 1920-30-х. Как и в случае с «Молочным домом» Григоряна (о нем мы писали выше), это создает ощущение респектабельности и богатства. А такой образ еще никогда не мешал офисном центру в самом центре Москвы.

Архитектор: Борис Левянт (ABD Architects)

Год: 2010

БЦ Большевик

БЦ Большевик и Музей русского импрессионизма

Один из важных феноменов современной московской архитектуры – ревитализация прежних промышленных зон. Среди множества примеров, на мой взгляд, выделяется бизнес-центр «Большевик», реконструированный бюро John McAslan + Partners.

Фасады исторических корпусов отреставрированы. Новые выглядят максимально нейтрально и повторяют образ оригинальных фабричных зданий: красный кирпич стен, большие окна. Бывший проезд между корпусами превратился в уютный атриум, чья металлическая крыша покоится на стальных опорах-«деревьях», неуловимо отсылая нас к эпохе модерна.

Отдельный шедевр – Музей русского импрессионизма. Созданный на основе бывшего мукомольного цеха, он сохранил его форму цилиндра. Сверху цилиндра появилась консоль, превращая новое здание в супрематическую скульптуру, напоминающую нам и цилиндры Константина Мельникова (собственный дом-мастерская), и консоли того же Мельникова (клуб имени Русакова) или Лазаря Лисицкого («Горизонтальные небоскребы»). Вдобавок эта причудливая форма облицована перфорированным железом, лишаясь материальности и превращаясь в произведение чистого искусства.

Архитектор: John McAslan + Partners

Год: 2015

Международный московский банк

Международный московский банк на Пречистенской набережной

Александр Скокан – создатель последнего (по версии известного критика Григория Ревзина) собственного изобретения русской архитектуры – средового подхода. Его суть заключается в гуманном, уважительном обращении с исторически сложившейся городской средой. Бюро Скокана «Остоженка» занималось проектом реконструкции одноименной улицы и окрестностей. Одна из самых интересных их работ здесь – здание Международного московского банка, завершенное в 1995 году.

Два года спустя это здание было признано лучшим из построенных в Москве за прошедшее десятилетие. Архитектурный критик Григорий Ревзин рассказывал, что во время его интервью на радио позвонила слушательница и удивленно спросила, что же это за здание такое, ибо она его совершенно не заметила. Критик заметил, что в этом и состоит главная заслуга архитектора – строить так, чтобы складывалось полное ощущение, что оно так и было всегда.

На улицу выходит четырехэтажный фасад, а еще два этажа решены в стекле и прячутся глубже, так что их не видно с набережной. Ярко-розовая облицовка, равномерный ритм окон – все это напоминает нам о фабричных зданиях. Торцевые фасады выдвинуты вперед и облицованы кирпичом темного оттенка – так Скокан создает ощущение целого квартала из отдельных домов. Здание банка делает реверанс старой московской застройке, в те годы еще существовавшей на Пречистенской набережной. Вот в этом то и суть средового подхода.

Архитектор: Александр Скокан (Бюро «Остоженка»)

Год: 1995

Узнавайте о новинках, скидках и интересных предложениях первыми