Поиск по гидам

Аредов

Арсений

Багаутдинов

Айрат

Быков

Евгений

Голицына

Татьяна

Григорьева

Ксения

Денисова

Татьяна

Дербенева

Елена

Дзюба

Елена

Дуднев

Александр

Ермолин

Александр

Задирко

Екатерина

Зарецкая

Маргарита

Клюев

Андрей

Козис

Владимир

Копысов

Дмитрий

Кузнецов

Сергей

Набойченко

Лилия

Никитина

Мария

Паршина

Дарья

Степанова

Мария

Тимофеев

Дмитрий

Тутушкин

Андрей

Москва глазами инженера

Инженерные экскурсии и мастер-классы

Айрат Багаутдинов

2019-01-29

Иван Фомин и его «пролетарская классика»

Иван Фомин учился в Петербурге в Академии художеств и входил в сообщество «Мир искусства». Поэтому неудивительно, что уже в молодости он, пережив краткое увлечение модерном, заинтересовался классикой. При этом архитектор был уверен, что нельзя просто брать и копировать старые образцы. Формы и объемы должны меняться, сохраняя классические черты в качестве основы.

Из этих соображений возникла концепция «пролетарской классики». Новый советский стиль архитектор видел в целом традиционным, но с использованием более упрощенных форм – лаконичных и лишенных декора. В этом посте рассказываем о том, как манера архитектора развивалась от дореволюционной неоклассики до пролетарской классики.

Вилла Половцова

Петербургский период Ивана Фомина начался с беспримесной неоклассики. В 1911 году он получил заказ от дипломата и этнографа Александра Половцова построить каменную виллу на Каменном острове вместо старой деревянной, возведенной еще прежним владельцем бароном Штиглицем. Вначале за работу взялся архитектор Шмидт, но Половцов был не в восторге от его проекта и пригласил Фомина.

Архитектор взял за основу итальянские классические виллы с их строгой и ясной композицией. Парадные залы создают анфиладу – она начинается круглым парадным вестибюлем и заканчивается зимним садом. Главный фасад акцентирован портиком с парными ионическими колоннами, который завершается фронтоном с полукруглой нишей.

Работа над особняком стала для Фомина настоящей школой: например, он дважды ломал колоннаду, пока не добился нужного впечатления. При этом ему не приходилось ограничивать себя в выборе материалов – от порфира до мрамора.

Пол в центральном зале Фомин решил скопировать с дворца Казерты около Неаполя. Красные и белые линии сплетаются под прямыми углами, складываясь в непрерывный меандровый орнамент. Колоннады внутри и снаружи, расписные своды, кессонированные потолки – почти невозможно догадаться, что вилла построена в начале XX, а не XIX века.

Дом общества «Динамо»

Административно-жилое здание на углу Большой Лубянки и Фуркасовского переулка было построено Иваном Фоминым совместно с Аркадием Лангманом. Заказчиком выступило ОГПУ, в распоряжении которого находилось ведомственное спортивное общество «Динамо». Строительство велось на месте снесенной гимназии в 1928-1932 годах.

Дом был задуман как многофункциональный – с магазином, столовой, клубом, конторскими помещениями. Из-за магазина в народе его часто называли «Сороковым гастрономом». При этом архитектурно разделение функций было четко продумано: административная часть выходила на угол и отделялась от жилой высокой башней. С другой стороны переулка тоже должен был появиться угловой дом, но продолжение ансамбля так и осталось на бумаге.

Жилая часть более лаконична, тогда как в офисной заметна отсылка к классическому наследию, но изрядно переосмысленному. Фомин использует приемы придуманной им «красной дорики»: гигантские спаренные колонны без капителей и баз. Промежутки между ними полностью остеклены, в верхнем этаже прорезаны большие круглые окна-иллюминаторы. Элементы классической архитектуры здесь как бы надеты на современный железобетонный каркас.

Здание НКПС

Здание РЖД у Красных Ворот своей подчеркнутой геометричностью буквально кричит: меня построили в эпоху конструктивизма! Но его лаконичные формы возникли не на пустом месте (буквально), да и в самой архитектуре проглядывают не свойственные авангарду детали.

Иван Фомин спроектировал здание для Наркомата путей сообщения (НКПС) в 1929 году. Прежде на этом месте находился Запасный дворец XVIII века, который уже в начале XX века перестроили для института благородных девиц. После передачи здания в ведение НКПС вновь потребовалась реконструкция, которой и занялся Фомин. При этом он сохранил внутренние своды первых этажей, задние части фасада и старые окна, которые хорошо видно со стороны Новой Басманной.

Архитектор подчеркнул горизонтали протяженных корпусов. Вдоль части, выходящей на Садовую, сделан длинный балкон, продолжающий плоскую кровлю-террасу над входом. При этом динамика достигается за счет ритмов окон, цветовых решений, создающих эффект слоеного пирога, и разной этажности зданий.

Два корпуса соединяет башня-параллелограмм с часами. На ней устроены угловые балконы, в угол врезан двойной циферблат часов, а вертикальное окно смещено с центральной оси. Корпус, выходящий на Садовую, – вполне убедительный пример «пролетарской классики». Здесь на двух первых этажах Фомин использовал скругленные полуколонны.

Проект здания Наркомтяжпрома

В 1934 году было принято решение построить на Красной площади здание Наркомата тяжелой промышленности. Прямо на месте ГУМа (Верхних торговых рядов). Идея принадлежала руководителю ведомства Серго Орджоникидзе, которому хотелось колоссальных масштабов и монументальности.

Как это было заведено, объявили конкурс проектов, в котором участвовали лучшие архитекторы: Мельников, братья Веснины, Щусев, Леонидов, Иофан и многие другие. Свой проект представил и Иван Фомин. Но дальше чертежей дело не зашло: сначала потенциальную площадку сдвинули в Зарядье, а после смерти Орджоникидзе в 1937 году от идеи и вовсе отказались.

По проекту Фомина, здание в плане представляет собой замкнутое кольцо. В этом архитектор усматривал параллель с Кремлевской стеной. Общая высота не должна была превысить 13 этажей, кроме четырех 24-этажных башен, которые могли достигать 160 метров. С одного торца намечен парадный арочный вход, вступающий в диалог со старой архитектурой площади. Также архитектор запроектировал единый вестибюль вдоль Красной площади.

Метро «Красные Ворота» и «Театральная»

Проектирование станций метро – важная часть биографии советских архитекторов. Для Ивана Фомина эта работа стала итоговой: в последние годы жизни он придумал, как будут выглядеть перронные залы двух станций – «Красные Ворота» (1935) и «Театральная» (1936).

Основной принцип «Красных Ворот» таков: каждый массивный пилон, расчленяющий стены, прорезан арочной нишей. Изначально в облицовке предполагалось использовать красный уральский порфир, однако из-за его твердости пришлось использовать крымский мрамор.

Облик станции «Театральная» (тогда «Площадь Свердлова») Фомин ассоциировал с театральным залом. Например, колонны напоминают складки раздвинутого занавеса. Свод центрального зала отделан ромбовидными кессонами, нижний ряд которых украшен фигурками музыкантов и танцоров в этнических костюмах.

Узнавайте о новинках, скидках и интересных предложениях первыми