Все выше! История высотного строительства в Москве

Стремление вверх — одно из главных для человечества. От египетских пирамид до готических соборов, от Вавилонской башни до Бурдж Халифа в Дубае — люди пытаются дотянуться до небес, демонстрируя свое могущество, богатство и власть. Но никакой самый могущественный властитель не сможет выстроить высокого здания без талантливых инженеров. Москва не стала исключением: последние 150 лет она уверенно держит курс вверх.

Moscow City - Augest 2009

Moscow City — Augest 2009

Небоскребы или тучерезы?

Родиной небоскребов по праву считается… ан нет, нет Нью-Йорк, а Чикаго! В 1872 году здесь случился страшный пожар, который, к большой радости девелоперов, открыл невероятные возможности для строительства. Началась настоящая строительная лихорадка! Земля с каждым днем становилась все дороже, и каждый желал купить земли поменьше, а квадратных метров построить побольше. И вот здания устремились вверх!

home-insurance-building-1885-1
Home Insurance Building

Первым небоскребом считается Home Insurance Buiding, построенный в Чикаго в 1885 году. Сегодня он вызывает недоумение: какой же это небоскреб — в нем всего лишь 10 этажей?! Но важно здесь то, что архитектор Уильям Дженни создал первое высотное здание целиком на стальном каркасе. Кирпичные стены здесь служат только ширмой: защищают от непогоды и украшают здание.

В России в это время все было скромнее: у нас земли много, нам можно расти и вширь. Но послереформенный капитализм диктовал свои условия, и в начале XX века московские застройщики тоже устремились вверх.

0_b2bc4_b3f94449_xxxl
Дом Афремова

Первым стал алкогольный магнат Афремов, построивший доходный дом на Садовой-Спасской, возле нынешнего метро Красные ворота. При своих восьми этажа и 35 метрах роста Дом Афремова стал самым высоким в Москве. Поговаривают, что москвичи, подходя к дому, спешили перейти на другую сторону улицы, опасаясь, как бы он на них не рухнул. Сегодня Дом Афремова выглядит скромно, зажатый высоткой на Красных воротах и махиной Министерства сельского хозяйства.

Moscow. Pushkinskaya Square: view with Pushkin monument (1880) View in tinted lantern slide, ca. 1931.

Moscow. Pushkinskaya Square: view with Pushkin monument (1880)
View in tinted lantern slide, ca. 1931.

Дом Нирнзее

Но недолго ликовал Афремов и предлагал в своих рекламных проспектах поселиться в высочайшем доме Москвы — спустя восемь лет этот статус перешел в Дому Нирнзее на Тверском бульваре. Эрнст Нирнзее — и архитектор, и владелец дома — выстроил гиганта аж в 10 (!) этажей и высотой 40 м. У дома была интересная, выражаясь современным языком, концепция — Дом для холостяков. Небольшие (по дореволюционным меркам) квартиры-студии компенсировали развитые общественные пространства: ресторан “Крыша” и театр-кабаре “Летучая мышь”. Сегодня дом с Тверской не разглядеть — его укрыл сталинский жилой дом на углу Тверской и Тверского бульвара.

Я сознательно воздерживался от того, чтобы называть перечисленные московские постройки небоскребами. Не было тогда в русском языке такого слова. Вместо кальки с английского наши предки называли высокие дома “тучерезами”. С нынешними реформами языка, когда кофе может быть среднего рода, а договор иметь ударение на последнем слоге, глядишь, удастся вернуть в обиход это поэтичное русское слово.

Вращающиеся дома и горизонтальные небоскребы

Молодая советская республика имела большие амбиции, и ей сразу же потребовалось утвердить свое рождение постановкой парочки-другой высоток в центрах обеих столиц.

punin
Владимир Татлин. Проект Памятника III Интернационалу

В 1919 году в Петрограде знаменитый художник-конструктивист Владимир Татлин проектирует Памятник III Интернационалу, который не просто памятник, а небоскреб высотой 400 метров. По задумке автора, внутри огромной спирали должны были располагаться три части здания, каждая из которых вращалась бы со своей скоростью: кубическое законодательное собрание — один оборот в год, пирамидальный исполнительный комитет — один оборот в месяц, цилиндрический пресс-центр — один оборот в день.

01

Лазарь Лисицкий. Проект горизонтальных небоскребов

В 1923 году художник и архитектор Лазарь Лисицкий предлагает для Москвы небывалые “горизонтальные небоскребы”. Большие горизонтально расположенные административные корпуса архитектор предполагал поднять на высоту 50 метров на трех ногах-опорах, внутри которых разместились бы лифты и лестничные клетки. По двум ногам сотрудники учреждений попадали бы прямиком в метро, а в основании третьей ноги должна была быть устроена трамвайная остановка. Расположить горизонтальные небоскребы Лисицкий предлагал на пересечении бульваров и радиальных улиц (площадь Тверские ворота, Никитские ворота и т.д.).

Архитекторам 20-х фантазии и творческой смелости было не занимать! Но советской власти тоже негде было занимать… денег, поэтому эти прорывные проекты легли на полки дожидаться лучших времен. Стоит лишь сказать, что первая вращающаяся высотка была построена в бразильском городе Куричиба в 2002 году, а почти точная копия горизонтального небоскреба Лисицкого была выстроена недавно в Пекине как штаб-квартира Центрального китайского телевидения.

11-tsentralnoe-zdanie-cctv-pekin-arhitektor-rem-kolhas-1
Центральное здание CCTV, Пекин

Мы рождены, чтобы Кафку сделать былью

Но что не получилось у большевиков с их красным террором и НЭПом, то стало возможно в период жесткой сталинской политики. Тут без высотности было не обойтись — а как еще прославить мудрого вождя и лучшую на свете советскую власть?!

В начале 30-х на месте снесенного Храма Христа Спасителя начинают строить самое высокое здание на Земле (!) — Дворец Советов. Высота его должна была составить 416 метров, из которых последние сто приходились на колоссальную статую Ленина. На гигантское здание должно было уйти 350,000 тонн стали (это как 40 Эйфелевых башен).

04-proekt-ds

Борис Иофан. Проект Дворца Советов
До войны успели устроить фундаменты, представлявшие собою два бетонных кольца диаметром 140 и 160 метров и высотой 20 м. От сухого языка цифр перейдем к образам: представьте себе, что стандартные пятиэтажные хрущевки пустились в хоровод вокруг стадиона “Лужники”. Вот такие там фундаменты были… и есть. Вынимать такую кучу бетона было не с руки, и она и поныне лежит в основании восстановленного Храма Христа Спасителя.

4541a54cedb6814ab7fc29c70cbb24d3
Строительство фундаментов Дворца советов

Возвели было даже 4 яруса стального каркаса, но начавшаяся внезапно война остановила стройку. К концу войны было не до дворцов — металл был нужнее на восстановление разрушенных войною мостов и заводов. Сталин так и не вернулся к замороженному проекту. Хрущев было попробовал перенести строительство на Воробьевы горы, а после и вовсе отказался от него. На прежнем месте был устроен крупнейший в Европе (еще бы — на таких фундаментах!) открытый бассейн “Москва”, а в начале 90-х — восстановили Храм.

Сталинские сестры

Но надо было после Великой Отечественной показать и своему народу, и всему миру, что мы — страна-победитель. Сталин выбирает компромиссный проект: вместо одного Дворца советов построить восемь (!) высотных зданий. Как ни парадоксально, но они все вместе взятые были дешевле колоссального Дворца.

Вот здесь первая нестыковка: МИД, Баррикадная, Красные ворота, Котельники, Украина, Ленинградская, МГУ… Где же восьмая высотка? Самая высокая сестра должна была вырасти в Зарядье. Между прочим, 275 метров! Можете себе представить, что прямо на Красной площади стоит башня на 30 метров выше главного здания МГУ? К счастью, она не была завершена до смерти Сталина и повторила судьбу Дворца советов — на ее фундаментах в 60-е была построена гостиница “Россия”. А ныне и последняя снесена, чтобы уступить место парку “Зарядье”.

moscow_zaryadye_red_square_stalinist_tower
Панорама Красной площади с высоткой в Зарядье

Самой высокой стала сестра, поселившаяся на Воробьевых горах. Главное здание МГУ при высоте 235 метров стало самым высоким зданием не только в Советском Союзе, но и во всей Европе. И удерживали мы этот статус 37 лет — только в 1990-м нас обошла Германия.

В основе главного здания МГУ (как, впрочем, и других сестер) — стальной каркас, спроектированный замечательным инженером Николаем Никитиным. Уж он то знал, как строить высоко — стоит лишь сказать, что Никитин впоследствии создаст Останкинскую башню, и поныне являющуюся самым высоким сооружением Европы.

1951-komsomoltsy-oblitsovshhiki-ucheniki-shkoly-rabochej-molodezhi-ucheniki-shkoly-rabochej-molodyozhi-1
Строительство главного здания МГУ

Последние 50 метров высоты МГУ составляет шпиль. 50 метров — это 16 этажей среднего многоквартирного дома. Чтобы построить такой шпиль, была придумана оригинальная технология: он строился в специальной шахте в центре башни, а после был “выдвинут” из башни, как спиннинг или радио-антенна.

Новая Россия

Вторая половина советской истории была куда приземленней, и так и не смогла переплюнуть сталинских сестер: Дом Совета экономической взаимопомощи (ныне Дом правительства Москвы на Новом Арбате) и Белый дом едва перевалили за отметку в 100 метров.

ad6c30d7830a92bb1a601aa6581126cf
Ранний проект Москва-сити Бориса Тхора

Но с началом новой, как бы демократической России властям вновь потребовалось утвердиться небывалыми стройками. Для Москвы такой стройкой стал деловой центр Москва-сити. По преданию, идею Сити предложил Лужкову архитектор Борис Тхор, автор СК “Олимпийский” и соавтор Нового Арбата. По замыслу Тхора, небоскребы обнимали буквой U симпатичный парк, становясь все выше по мере движения от моста Багратион к башне Россия в северо-восточном углу участка. Таким образом, низкие высотки южной стороны Сити не загораживали бы обитателям северной стороны вида на город и реку.

moscow
Москва-сити. Современный вид

От идеи Тхора, который умер в 2009 году, не дождавшись завершения строительства, мало что осталось. Вместо парка вырос огромный молл, в небоскребы, как на Манхеттене 30-х годов, стали соревноваться друг с другом в росте (генплан генпланом, а продать побольше площадей-то всем хочется!). На сегодняшний день башня Федерация-Восток является самым высоким зданием в России и Европе. Обогнав всех европейских конкурентов, Москва вернула себе статус обладателя самого высокого дома в нашей части света.

Можно по-разному относиться к высотным зданиям Москвы. Кто-то восхищается их роскошным, импозантным видом, кто-то обвиняет их в негуманном отношении к архитектурной цельности города. Но одно неоспоримо: тучерезы, высотки, небоскребы не только сами устремляются к небесам, но и двигают все выше нашу экономику, инвестиционную привлекательность, имидж города, ну, и… русскую инженерную школу. За это мы, инженеры, их все-таки любим.

Прокомментируйте первым